В удовлетворении заявленных требований признать недействительным решение инспекции о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения отказано, поскольку материалами дела подтверждается недобросовестность налогоплательщика и негативные последствия выбора недобросовестного партнера не могут быть переложены на бюджет при реализации права на налоговые вычеты.

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 06.07.2007 N А45-3852/07-52/89

Документ по состоянию на январь 2016 года
Резолютивная часть решения объявлена 28 июня 2007 года
Решение изготовлено в полном объеме 06 июля 2007 года
Арбитражный суд Новосибирской области в составе судьи Абаимовой Т.В.,
при ведении протокола судебного заседания судьей Абаимовой Т.В.,
рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению ООО "СтройРегионСервис"
к ИФНС России по г. Бердску
о признании недействительным решения
При участии представителей:
заявителя: Перфилов А.С. по доверенности от 16.04.2007 г.
заинтересованного лица: Дмитриев А.С. по доверенности от 09.01.2007 г., Мануйлова Г.Г. по доверенности от 23.04.2007 г., Попов В.А. по доверенности от 23.03.2007 г.

В Арбитражный суд Новосибирской области обратилось Общество с ограниченной ответственностью "СтройРегионСервис" (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) с заявлением к ИФНС России по г. Бердску (далее - налоговый орган) о признании недействительным решения N 67 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения от 07.02.2007 г.
В судебном заседании представитель общества требования, изложенные в заявлении, поддержал, считает оспариваемое решение не соответствующим действующему законодательству.
Представитель налогового органа в отзыве и в судебном заседании просил в удовлетворении заявленных требований отказать, считает вынесенное решение законным и обоснованным.
Исследовав материалы дела суд, установил следующее.
Налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка ООО "СтройРегионСервис" по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2004 г. по 31.12.2005 г., по налогу на доходы физических лиц за период с 01.01.2003 г. по 24.10.2006 г.
Выявленные в ходе проведения проверки нарушения были отражены в акте N 67 от 22.12.2006 г. Рассмотрев материалы проверки, представленные к акту проверки возражения налогоплательщика, руководителем налогового органа 07.02.2007 г. было принято решение N 67 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым обществу доначислены соответствующие налоги, пени, штрафы.
Считая вынесенное решение незаконным, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
Проанализировав представленные в дело доказательства, выслушав выступления представителей сторон, суд считает требования заявителя не подлежащими удовлетворению, исходя из следующего.
Налог на прибыль 2004 год
В ходе проверки установлено, что заявителем занижена налоговая база на сумму 2 183 999 рублей, что привело к неуплате налога на сумму 524 160 рублей. Общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ (далее - НК РФ) в виде штрафа в размере 104 832 рубля, начислены соответствующие пени.
Причиной доначисления налога послужили следующие обстоятельства.
1. В нарушение пункта 1 статьи 252 НК РФ обществом завышена сумма расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации, на 1 836 146 рублей. По мнению налогового органа, указанные расходы документально не обоснованы поскольку, документы, полученные от поставщика строительных материалов ООО "Новосибирск-Стройсервис" содержат недостоверные сведения, а именно: сведения о данном поставщике в ЕГРЮЛ отсутствуют, на налоговом учете поставщик не состоит, по адресам, указанным в документах, ООО "Новосибирск-Стройсервис" не находится, невозможно идентифицировать руководителя поставщика Суслова В.В., подписавшего исходящие документы. Кроме того, расчеты за поставленные материалы проводились налогоплательщиком через третье лицо - Хиль Н.В., который в ходе допроса пояснил, что им с ООО "Новосибирск-Стройсервис" были заключены договоры займа, согласно которым передача заемных средств происходила наличными работнику предприятия Полянскому Г.А., погашение займа производилось заявителем на основании писем ООО "Новосибирск-Стройсервис", в соответствии с которыми общество в счет погашения задолженности за представленные материалы перечисляло денежные средства на картсчет Хиль Н.В.
Как следует из материалов дела, 03.07.2004 г. между заявителем и ООО "Новосибирск-Стройсервис" был заключен Договор поставки N 4/06-п, по условиям которого, ООО "Новосибирск-Стройсервис" - поставщик передает в собственность покупателя - ООО "СтройРегионСервис" строительные материалы, оплата которых происходит по согласованию сторон.
Согласно Книге покупок заявителя за 2004 год поставщиком были переданы материалы на сумму 1 836 146,01 рублей без НДС. В подтверждение передачи материалов обществом представлены товарные накладные.
Оплата за поставленные товары происходила на основании писем поставщика о перечислении денежных средств в счет погашения задолженности за поставленные материалы на карточный счет Хиль Н.В., с которым у поставщика были заключены договоры беспроцентного денежного займа, назначение платежа - оплата для ООО "Новосибирск-Стройсервис".
Заявителем представлена карточка счета 60.1 за 2004 год с контрагентом - ООО "Новосибирск-Стройсервис". Согласно бухгалтерской справки (л. д. 91 т. 2), стройматериалы на указанную сумму были использованы обществом в 2004 году на строительство Ледового дворца и Спортивно-оздоровительного комплекса.
В соответствии с договором N 28/5 от 28.05.2004 г., заключенным между ОАО "Бердский электромеханический завод" (далее - ОАО "БЭМЗ") заявитель выступает Генеральным подрядчиком на строительство Спортивно-оздоровительного комплекса. В силу пункта 4.1 договора Генподрядчик обязан выполнить строительство своими силами и материалами с возмещением соответствующих затрат ОАО "БЭМЗ".
Локальными сметными расчетами, утвержденными сторонами, было предусмотрено использование строительных материалов. В подтверждение использования строительных материалов заявителем представлены акты выполненных работ.
Также заявителем был заключен аналогичный Договор N 27/5 от 27.05.2004 г. с ОАО "БЭМЗ" на строительство Ледового дворца. В качестве свидетельства об использовании строительных материалов налогоплательщиком представлены акты приемки выполненных работ.
Заявитель, полагая, что представленные доказательства в совокупности подтверждают реальность хозяйственных операций, считает решение налогового органа в оспариваемой части не соответствующим налоговому законодательству, при этом ссылается на отсутствие у налогоплательщика установленной законом обязанности по проверке правоспособности контрагентов.
В силу статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.
В пункте 1 статьи 252 НК РФ установлено, что в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Налоговый кодекс Российской Федерации не устанавливает перечень документов, подлежащих оформлению при осуществлении налогоплательщиком тех или иных расходных операций, не предъявляет каких-либо специальных требований к их оформлению (заполнению). Однако при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения прибыли во внимание должна приниматься достоверность представленных налогоплательщиком доказательств в подтверждение факта и размера этих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.
По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.
В Определении Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 329-О отмечено, что разрешение вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права на возмещение сумм налоговых вычетов как связанное с установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела относится к компетенции арбитражных судов.
Конституционный Суд РФ обязал налоговые органы и суды при вынесении решений исследовать фактические обстоятельства по существу, не ограничиваясь установлением формальных условий применения норм налогового законодательства.
В соответствии со статьей 252 НК РФ под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Согласно пункту 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами.
Документы, содержащие недостоверные данные о поставщике (наименование, адрес и идентификационные номера несуществующего поставщика, подписанные не установленными лицами), не могут считаться соответствующими требованиям законодательства.
Как следует из материалов дела, сведения о контрагенте заявителя ООО "Новосибирск-Стройсервис" (ИНН 5444023678) отсутствуют в Едином государственном реестре юридических лиц; адреса (г. Новосибирск, ул. Октябрьская, 67 - 2), по которому зарегистрировано общество, на территории Центрального района г. Новосибирска фактически не существует.
Понятие и правоспособность юридического лица определены в статьях 48 и 49 Гражданского кодекса РФ.
Несуществующие юридические лица не являются юридическими лицами в гражданско-правовом смысле, следовательно, не могут иметь гражданские права и нести обязанности. Их действия, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, не могут быть признаны сделками в смысле статьи 153 Гражданского кодекса РФ. Если одним из участников сделки выступает несуществующее юридическое лицо, следовательно, сделки между юридическими лицами не существует.
При таких обстоятельствах, исходя из требований статьи 252 НК РФ, суд пришел к выводу, что представленные в качестве подтверждения права на уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль документы в совокупности с представленными доказательствами налогового органа не могут являться основанием для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
Заявитель, ссылаясь на отсутствие у налогоплательщика установленной законом обязанности проверять правоспособность контрагентов, не учел следующее.
Действительно, законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара в договорах, накладных, счетах-фактурах. Однако в связи с тем, что согласно Федеральному закону от 26.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, то, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах.
Довод общества о добросовестности своих действий при заключении сделок с ООО "Новосибирск-Стройсервис" заявлен без учета положений пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса РФ, из смысла которого следует презумпция разумности, добросовестности, осмотрительности субъектов гражданско-правовых отношений, которые осуществляют принадлежащие им гражданские права своей волей и в своем интересе.
В силу статьи 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской деятельностью является осуществляемая на свой риск деятельность, следовательно, налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он в свою очередь претендует на право получения налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.
Таким образом, каждое юридическое лицо обязано соблюдать определенного рода осторожность и осмотрительность в делах, особенно при выборе контрагентов по договору.
Однако в данном случае ООО "СтройРегионСервис" не проявило достаточной осмотрительности в выборе контрагента по сделке. Как следует из пояснений руководителя общества, договор на поставку строительных материалов был подписан им в отсутствие руководителя поставщика, местонахождение офиса и промышленной базы поставщика заявителю не известно. Также, заключая договор с ООО "Новосибирск-Стройсервис" заявитель не проверил полномочия лица, подписавшего договор и действующего от имени поставщика, идентифицировать личность которого в ходе проверки не представилось возможным.
Исходя из изложенного, суд пришел к выводу, что сам факт наличия у налогоплательщика документов без надлежащей проверки достоверности содержащихся в них сведений не является достаточным основанием для отнесения соответствующих сумм на расходы, уменьшаемые налогооблагаемую прибыль.
Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суд с учетом положений части 3 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ пришел к выводу, что представленные документы не отвечают признаку достоверности и не могут служить законным основанием для признания расходов заявителя подтвержденными, как того требует закон.
2. В нарушение пункта 1 статьи 252 НК РФ обществом занижены доходы в виде суммы экономии средств целевого финансирования на сумму 347 853 рубля.
По мнению налогового органа, причиной занижения данной экономии является списание на себестоимость строительства жилых домов, осуществляемого в рамках инвестиционной деятельности, стоимости материалов, приобретаемых у фиктивного поставщика.
По основаниям, изложенным выше, суд считает данные доводы налогового органа обоснованными и не противоречащими действующему законодательству.
Налог на прибыль 2005 год
В ходе проверки установлено, что налогоплательщиком занижена налоговая база на 977 233 рубля, в том числе: занижена сумма экономии средств целевого финансирования на 78 077 рублей; завышена сумма расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации на 899 156 рублей, что привело к неуплате налога на сумму 234 536 рублей, общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 46 907,20 рублей, исчислены пени
1. По мнению налогового органа, налогоплательщиком в нарушение требований пункта 14 статьи 250, подпункта 14 пункта 1 статьи 251, пункта 17 статьи 270 НК РФ убытки в размере 78 077 рублей от инвестиционной деятельности, связанной со строительством жилого дома N 16, неправомерно учтены для уменьшения экономии целевых средств по домам NN 9, 11, 12.
Заявитель, возражая против доначисления налога по данному эпизоду, полагает, что налоговым органом не учтено, что налоговая база предприятия формируется в целом от всех видов деятельности, а в 2005 году была передана только одна квартира, по которой и был получен убыток.
Как следует из содержания решения, общество произвело расчет суммы неиспользованных инвестиционных взносов по квартирам, переданным инвесторам в 2005 году в жилых домах N 12 (+ 1 386 008 рублей), N 16 (- 78 077 рублей), N 9 (+ 26 468 рублей), N 11 (+ 150 769 рублей). Сумма неиспользованных инвестиционных взносов по квартирам, переданным инвесторам, составила по указанным объектам по расчету обществу 1 485 168 рублей.
В результате проверки данного расчета установлено, что в доме N 16 в 2005 году инвестору была передана одна квартира N 16, фактическая себестоимость которой составила 988 077 рублей. Инвестиционный взнос на строительство квартиры составил 910 000 рублей. Таким образом, убыток от инвестиционной деятельности по дому N 16 в 2005 году составил 78 077 рублей, который как полагает налоговый орган, налогоплательщиком неправомерно учтен для уменьшения экономии целевых средств по домам NN 9, 11, 12.
В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.
Доходом от реализации признаются выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, выручка от реализации имущественных прав (пункт 1 статьи 249 НК РФ).
Финансовый результат у заказчика-застройщика образуется как разница между размером (лимитом) средств на его содержание, заложенных в сметах на строительство, и фактическими затратами по содержанию заказчика-застройщика. Если расчеты за объект с инвестором производятся по договорной стоимости, то в состав финансового результата заказчика-застройщика также включается разница между этой стоимостью и фактическими затратами по строительству объекта (с учетом затрат по содержанию заказчика-застройщика). На это указано в пункте 15 ПБУ 2/94 "Учет договоров (контрактов) на капитальное строительство", утвержденного Приказом Минфина России от 20 декабря 1994 г. N 167.
По окончании строительства у заказчика-застройщика может возникнуть экономия от использования средств финансирования строительства. Если по условиям договора с инвестором эта экономия остается в распоряжении заказчика-застройщика, то она также зачисляется в состав его финансовых результатов и является его внереализационным доходом, учитываемым для целей налогообложения прибыли (пункт 14 статьи 250 НК РФ).
Таким образом, денежные средства инвесторов являются источником целевого финансирования.
У заказчика-застройщика в соответствии с пп. 14 пункта 1 статьи 251 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль не признаются доходами средства в виде аккумулированных на счетах организации-застройщика средств дольщиков и (или) инвесторов, полученных налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования.
В соответствии с приказом заявителя об учетной политике предприятия от 30.12.2003 г. общество ведет раздельный учет доходов и расходов по каждому объекту строительства, налоговая база по налогу на прибыль определяется в целом по объекту (дому).
Налоговый кодекс РФ содержит специальную норму, изложенную в пункте 17 статьи 270 НК РФ, согласно которой при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде стоимости имущества, переданного в рамках целевого финансирования в соответствии с подпунктом 14 пункта 1 статьи 251 настоящего Кодекса.
Данные убытки также не могут быть учтены как внереализационные расходы при исчислении налога на прибыль, так как пункт 2 статьи 265 НК РФ имеет закрытый перечень убытков, приравниваемых к внереализационным расходам, уменьшающим доход, а убытки от инвестиционной деятельности в данном пункте не поименованы.
При таких обстоятельствах налоговый орган правомерно пришел к выводу, что сумма перерасхода целевых средств по одному из объектов не может быть списана за счет экономии целевых средств, полученных по другому объекту.
Доводы заявителя о том, что налоговый орган неправомерно квалифицировал деятельность заявителя как инвестиционную, тогда как налогоплательщик занимается оказанием услуг, судом не принимается во внимание, исходя из следующего.
Занимаясь строительством жилых домов ООО "СтройРегионСервис" выполняло функции заказчика. Заключая инвестиционные договоры с дольщиками (инвесторами) общество обязалось передать в собственность инвестора соответствующую квартиру, инвестор - внести определенный договором инвестиционный взнос.
Статьей 1 Федерального закона от 25.02.99 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" определено, что инвестиции - это денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта; инвестиционная деятельность - вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.
Согласно статье 4 названного Закона субъектами инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений являются инвесторы, заказчики, подрядчики, пользователи объектов капитальных вложений и другие лица.
Инвесторы осуществляют капитальные вложения на территории Российской Федерации с использованием собственных и (или) привлеченных средств в соответствии с законодательством Российской Федерации. Инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности (далее - иностранные инвесторы).
Заказчики - уполномоченные на то инвесторами физические и юридические лица, которые осуществляют реализацию инвестиционных проектов. Заказчиками могут быть инвесторы.
Таким образом, денежные средства, поступившие обществу по договорам о долевом участии в строительстве жилья от физических лиц, направленные на финансирование строительства жилья, являются инвестиционными, а деятельность ООО "СтройРегионСервис" по организации строительства жилых домов и передаче квартир дольщикам по окончании строительства является инвестиционной деятельностью.
2. Причиной завышения суммы расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации на 899 156 рублей, послужило включение в их состав документально неподтвержденных затрат, связанных с приобретением материалов у ООО "Новосибирск-Стройсервис".
По вышеизложенным основаниям суд считает доначисление налога, начисление пени, штрафа по данному эпизоду обоснованным.
Налог на добавленную стоимость
1. Налоговый орган доначислил налог за июнь 2005 года - 377 221 рубль, октябрь 2005 года - 53 960 рублей, декабрь 2005 года - 467 100 рублей, штраф по пункту 1 статьи 122 НК РФ в размере 179 656, 20 рублей, начислил пени, исходя из следующих обстоятельств.
По мнению налогового органа, налогоплательщик в нарушение пункта 1 статьи 172, подпунктов 3, 4 пункта 2 статьи 170 НК РФ включил в налоговые декларации по НДС за июнь, октябрь и декабрь 2005 года, суммы НДС по счету-фактуре N 5-3432 от 28.02.2005 г., выставленному ОАО "БЭМЗ" по договору купли-продажи нежилых помещений N 60 от 14.01.2005 г.
Как полагает налоговый орган, передача ОАО "БЭМЗ" нежилых помещений и земельного участка фактически является исполнением обязательств ОАО "БЭМЗ" перед ООО "СтройРегионСервис" по инвестиционным договорам, заключенным между ними 01.06.2004 г., в связи с чем данная передача имущества носит инвестиционный характер и в силу пункта 3 статьи 39 НК РФ не является реализацией, следовательно, обложению НДС такая операция не подлежит. Кроме того, представленный заявителем акт взаимозачета не подтверждает оплату счета-фактуры, поскольку налогоплательщик не вкладывает собственные средства в строительство квартир, в связи с чем реальные затраты в рамках договора купли-продажи N 60 у общества фактически отсутствуют.
В обоснование заявленных требований налогоплательщик ссылается на наличие между заявителем и ОАО "БЭМЗ" заключенных ранее договоров об инвестиционной деятельности на строительство квартир от 01.06.2004 г., по которым инвестиционный взнос не был внесен. Учитывая обязательства налогоплательщика по оплате недвижимого имущества по договору N 60, по состоянию на 28.02.2005 г. имели место встречные однородные неисполненные обязательства по передаче денежных средств в сумме 7 065 513 рублей, которые в соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса РФ были прекращены зачетом, что не противоречит действующему законодательству.
Кроме того, заявитель просит учесть, что ОАО "БЭМЗ" в своем бухгалтерском учете отразил данную операцию, как реализацию, исчислил и уплатил НДС в бюджет.
Как следует из материалов дела, между заявителем и ОАО "БЭМЗ" 14.01.2005 г. был заключен договор купли-продажи нежилых помещений N 60, по условиям которого, ОАО "БЭМЗ" передает в собственность заявителя недвижимое имущество, с находящимся в зданиях оборудованием, а также земельный участок. В силу пункта 3 договора стоимость зданий, включая оборудование, составила 6 500 721 рубль, в том числе НДС 991 635,41 рублей, стоимость земельного участка составила 564 792 рубля без НДС.
Имущество передано покупателю по Акту приема-передачи от 28.01.2005 г. В доказательство его оплаты представлен Акт взаимозачета от 28.02.2005 г., в соответствии с которым ОАО "БЭМЗ" погашает задолженность ООО "СтройРегионСервис" по договору N 60 в сумме 7 065 513 рублей, в том числе НДС 991 635,41 рублей, а ООО "СтройРегионСервис" засчитывает ОАО "БЭМЗ" в счет инвестиций по договорам об инвестиционной деятельности:
- N 58/9 от 01.06.2004 г. сумму 616 748 рублей;
- N 1/11 от 01.06.2004 г. сумму 565 092 рубля;
- N 3/11 от 01.06.2004 г. сумму 552 123 рубля;
- N 15/11 от 01.06.2004 г. сумму 609 000 рублей;
- N 16/11 от 01.06.2004 г. сумму 693 000 рубля;
- N 56/11 от 01.06.2004 г. сумму 405 900 рубля;
- N 69/11 от 01.06.2004 г. сумму 735 000 рублей;
- N 71/11 от 01.06.2004 г. сумму 426 400 рублей;
- N 72/11 от 01.06.2004 г. сумму 693 000 рубля;
- N 12/12 от 01.06.2004 г. сумму 609 000 рублей;
- N 27/12 от 01.06.2004 г. сумму 729 750 рублей;
- N 53/12 от 01.06.2004 г. сумму 430 500 рублей;
Итого на общую сумму 7 065 513 рублей.
ОАО "БЭМЗ" выставлена счет-фактура N 5-3432 от 28.02.2005 г. на сумму 6 500 721 рубль, в том числе НДС 991 635, 41 рублей.
Из материалов дела следует, что 01.06.2004 г. между ООО "СтройРегионСервис" - Застройщик и ОАО "БЭМЗ" были заключены договоры об инвестиционной деятельности на строительство квартир: N 58 в доме N 9, NN 1, 3, 15, 16, 56, 69, 71, 72 в доме N 11, NN 12, 27, 53 в доме N 12. По условиям договоров инвестор в счет инвестиционного взноса за квартиру передает денежные средства или иным способом рассчитывается по согласованию сторон.
Впоследствии в разные периоды до 31.12.2004 г. ОАО "БЭМЗ" передал свои права по договорам физическим лицам, о чем свидетельствуют трехсторонние Соглашения об уступке прав требования по договорам об инвестиционной деятельности, заключенные между ОАО "БЭМЗ", Застройщиком и физическими лицами.
На основании Соглашений об уступке прав требований физические лица вносили в кассу ОАО "БЭМЗ" денежные средства, что подтверждают приходные кассовые ордера.
В соответствии с пунктом 2 Соглашений об уступке прав требования по договорам об инвестиционной деятельности ОАО "БЭМЗ" выполнил свои обязательства по инвестиционному договору в полном объеме. Однако в действительности по состоянию на 31.12.2004 г. задолженность ОАО "БЭМЗ" по инвестиционным договорам составляла 7 065 513 рублей, что подтверждается выпиской из ведомости по счету 76.3 "Расчеты с разными дебиторами и кредиторами" т. 3 л. д. 26. Из указанной выписки, подписанной главным бухгалтером ОАО "БЭМЗ" Масловой О.В. следует, что документом, подтверждающим выполнение обязательств по данным договорам, является акт зачета взаимных требований от 29.04.2006 г.
На основании указанного акта заявитель отразил приобретение нежилых помещений и земельного участка на счете 86 "Целевое финансирование" в разрезе домов NN 9, 11, 12.
Таким образом, исходя из фактических обстоятельств, ОАО "БЭМЗ" выполнил свои обязательства по инвестиционным договорам от 01.06.2004 г. путем передачи обществу нежилых помещений и земельного участка по договору N 60.
Согласно пункту 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг) в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи (пункт 2 статьи 171 Кодекса).
В силу подпункта 4 пункта 2 статьи 170 НК РФ суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг) в случае приобретения товаров (работ, услуг) для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации (передаче) которых не признаются реализацией товаров (работ, услуг) в соответствии с пунктом 2 статьи 146 Кодекса.
В подпункте 1 пункта 2 статьи 146 НК РФ установлено, что в целях главы 21 Кодекса не признаются объектом налогообложения операции, указанные в пункте 3 статьи 39 Кодекса, в частности передача имущества, если такая передача носит инвестиционный характер (вклады в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ, вклады по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности), паевые взносы в паевые фонды кооперативов).
Инвестиционные денежные средства в соответствии с Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций 94н, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.10.2000 N 94н, учитываются на счете 86 "Целевое финансирование".
Исходя из изложенного, суд пришел к выводу, что фактически передача имущества явилась исполнением обязательств ОАО "БЭМЗ" по инвестиционным договорам, в связи с чем вывод налогового органа о необоснованном включении спорной суммы в состав налоговых вычетов правомерен.
2. В ходе проверки установлена неполная уплата налога за 4 квартал 2004 года, с февраля по май, сентябрь, декабрь 2005 года в сумме 492 264 рубля, начислены пени, штраф.
Причиной доначисления налога послужило включение в состав налоговых вычетов НДС по счетам-фактурам, выставленным ООО "Новосибирск-Стройсервис". По мнению налогового органа, в нарушение статьи 169, пункта 1 статьи 172 НК РФ счета-фактуры, содержащие недостоверные данные, не могут являться основанием для принятия предъявленных сумм НДС к вычету.
Согласно пункту 1 статьи 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении (в числе прочего) товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.
В соответствии со статьей 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.
По смыслу статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом налогового учета, который позволяет определить поставщиков товара (работ, услуг), наименование приобретенных налогоплательщиком товаров (работ, услуг), их количество, стоимость и сумму налога.
В соответствии с пунктами 1, 5, 6 статьи 169 НК РФ основанием для принятия предъявленных сумм налога к возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ, является счет-фактура, в которой указаны наименование, адрес и ИНН налогоплательщика и покупателя, наименование и адрес грузоотправителя и грузополучателя и которая подписана руководителем и главным бухгалтером организации либо иным должностным уполномоченным на то лицом.
Согласно пункту 2 статьи 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Как было указано выше, счета-фактуры за спорный период были выставлены поставщиком заявителя - ООО "Новосибирск-Стройсервис" (ИНН 5444023678), которое отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц, подписаны не установленным лицом.
Согласно пункта 2 Определения Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 93-О соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету. Таким образом, требование пункта 2 статьи 169 НК РФ, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм налога из бюджета.
В Постановлении от 18 октября 2005 г. N 4047/05 Президиум ВАС РФ высказался по существу данной проблемы и указал, что требования к порядку составления счетов-фактур относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.
Для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость налогоплательщик обязан доказать правомерность своих требований. При этом документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия.
Формальное соблюдение требований пунктов 5, 6 статьи 169 НК РФ не является достаточным основанием для принятия сумм налога к вычету, поскольку при совершении сделок с контрагентами и принятии к оплате выставленных ими счетов-фактур налогоплательщик должен учитывать их добросовестность.
Счета-фактуры, полученные от поставщика, не обладающего признаками добросовестного налогоплательщика, и содержащие недостоверные сведения, не могут быть предъявлены в качестве основания для налогового вычета.
Данные выводы содержатся также в Постановлениях ФАС Волго-Вятского округа от 26 мая 2006 г. по делу N А29-8821/2005а, от 26 февраля 2006 г. по делу N А31-6508/7, от 31 января 2006 г. N А17-2268/5/2005; ФАС Дальневосточного округа от 1 марта 2006 г. по делу N Ф03-А37/06-2/99; ФАС Северо-Западного округа от 15 марта 2006 г. по делу N А56-1582/2005; ФАС Центрального округа от 25 января 2006 г. N А09-7353/04-22-12.
Таким образом, счета-фактуры, содержащие недостоверные сведения о поставщике товара, не удовлетворяют требованиям, предъявляемым к ним статьей 169 НК РФ, и не могут служить основанием для произведения налоговых вычетов в порядке статей 171, 172 НК РФ.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 15.02.2005 N 93-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Общества с ограниченной ответственностью "Тайга-ЭКС" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 2 статьи 169, абзаца второго пункта 1 и пункта 6 статьи 172 и абзаца третьего пункта 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации" закрепил правовую позицию, в соответствии с которой требование пункта 2 статьи 169 НК РФ, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленного по дефектному счету-фактуре, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением сумм налога из бюджета. Следовательно, названные законоположения не могут рассматриваться как ограничивающие конституционные права и свободы заявителя.
Поскольку налоговым законодательством и толкованием, данным ему Конституционным Судом РФ, именно на налогоплательщика возложено бремя ответственности за неправильное оформление счетов-фактур продавцами товара, у суда не имеется оснований по-иному толковать статью 169 НК РФ.
Материалами выездной налоговой проверки установлено, что представленные обществом счета-фактуры не отвечают требованиям статьи 169 НК РФ, поскольку выставлены несуществующим лицом, подписаны не установленным лицом.
Доводы заявителя о том, что покупатель не обязан проверять фактическое существование поставщика, а также не несет ответственности за действия организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет, являются несостоятельными, так как документы, на которых налогоплательщик основывает свое право на возмещение НДС, должны соответствовать установленным требованиям и содержать достоверную информацию об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.
Определенный Налоговым кодексом РФ порядок уплаты налога на добавленную стоимость влечет для налогоплательщика риск неблагоприятных последствий от недобросовестных действий его контрагента по сделке.
Негативные последствия выбора недобросовестного партнера не могут быть переложены на бюджет при реализации права на налоговые вычеты.
С учетом изложенных норм права, фактических обстоятельств по делу, а также правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П, а также в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, пришел к выводу, что формальное соблюдение налогоплательщиком требований пункта 6 статьи 169 НК РФ само по себе не является достаточным основанием принятия сумм НДС к возмещению, что в свою очередь означает необходимость проверки достоверности сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком для возмещения налога счетах-фактурах.
Согласно абзаца 3 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Исходя из изложенного, суд пришел к выводу, что предъявление к вычету сумм НДС по операциям с несуществующими поставщиками влечет необоснованное предъявление НДС к вычету и образует состав налогового правонарушения, предусмотренный статьей 122 НК РФ.
Налог на доходы физических лиц
Оспариваемым решением заявителю предложено взыскать в соответствии с пунктом 2 статьи 231 НК РФ не удержанный НДФЛ с гр. Хиль Н.В. в сумме 561 600 рублей, при невозможности взыскания представить сведения в налоговую инспекцию; общество привлечено к налоговой ответственности по статье 123 НК РФ в виде штрафа за неправомерное неперечисление сумм налога, подлежащих удержанию в размере 112 320 рублей, по статье 126 НК РФ за непредставление в налоговый орган в установленный срок документов и иных сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, в виде штрафа в размере 100 рублей; начислены пени в размере 169 749, 45 рублей.
Основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности и начисления пени явилось перечисление обществом денежных средств в счет оплаты по договору несуществующему юридическому лицу - ООО "Новосибирск-Стройсервис" на карт. счет гр. Хиль Н.В. По мнению налогового органа, данные выплаты фактически являются выплатами дохода физическому лицу и подлежат налогообложению НДФЛ.
В обоснование заявленных требований общество ссылается на отсутствие между ним и гр. Хиль Н.В. каких-либо гражданско-правовых либо трудовых правоотношений, перечисление денежных средств на счет Хиль Н.В. имело целью оплату поставленного ООО "Новосибирск-Стройсервис" товара.
Согласно статье 207 НК РФ плательщиками НДФЛ признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.
В силу пункта 1 статьи 209 НК РФ для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 210 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло.
Согласно подп. 10 пункта 1 статьи 208 НК РФ для целей гл. 23 НК РФ "Налог на доходы физических лиц" к доходам в Российской Федерации относятся иные доходы, получаемые налогоплательщиками в результате осуществления ими деятельности в Российской Федерации.
Пунктом 1 статьи 226 НК РФ установлено, что российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 данной статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму НДФЛ, исчисленного в соответствии со статьей 224 Кодекса.
Исчисление сумм и уплата НДФЛ производится в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент.
Как следует из материалов дела, заявителем выплачено гр. Хиль Н.В. 4 320 000 рублей в счет оплаты за поставленные ООО "Новосибирск-Стройсервис" строительные материалы на основании писем поставщика о перечислении денежных средств в счет погашения задолженности, назначение платежа - оплата для ООО "Новосибирск-Стройсервис", с которым у поставщика были заключены договоры беспроцентного денежного займа.
Однако, учитывая, что взаимоотношения между заявителем и ООО "Новосибирск-Стройсервис", между гр. Хиль Н.В. и ООО "Новосибирск-Стройсервис" не подтверждены документально, ввиду фактического отсутствия последнего в ЕГРЮЛ, суд считает обоснованным вывод налогового органа о необходимости исчислить с выплаченной суммы НДФЛ, в связи с чем находит правомерным начисление на сумму не удержанного налога пени в соответствии со статьей 75 НК РФ.
Решением N 67 налогоплательщику начислены пени по единому социальному налогу, зачисляемому в федеральный бюджет, в размере 12,92 рублей. При этом, заявитель, оспаривая решение в полном объеме, не указал правовых оснований для признания начисленной пени незаконной, в связи с чем требования заявителя о признании решения недействительным в указанной части необоснованны.
Доводы заявителя о нарушении налоговым органом требований статьи 101 НК РФ, выразившиеся в рассмотрении материалов проверки в отсутствие представителя заявителя, не извещенного о времени и месте их рассмотрения, не принимаются судом во внимание, исходя из следующего.
Действительно, в силу пункта 14 статьи 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом, в частности, к существенным нарушениям условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.
В то же время пунктом 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.02.2001 N 5 разъяснено, что нарушение должностным лицом налогового органа требований данной статьи не влечет безусловного признания судом соответствующего решения налогового органа недействительным. Суд должен оценить характер допущенных нарушений и их влияние на законность и обоснованность вынесенного налоговым органом решения.
В данном случае налогоплательщиком заблаговременно были представлены разногласия к акту проверки, которые были отражены в тексте оспариваемого решения, рассмотрены руководителем налогового органа и обоснованно отклонены.
При таких обстоятельствах, допущенное налоговым органом нарушение требований статьи 101 НК РФ, выразившееся в несвоевременном уведомлении налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, не может являться основанием для признания оспариваемого решения недействительным.
Руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

в удовлетворении заявленных требований отказать.
Отменить обеспечительные меры, принятые определением от 15.03.2007 г. после вступления решения в законную силу.
Решение, не вступившее в законную силу, может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в течение месяца после его принятия.
Решение, вступившее в законную силу, может быть обжаловано в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу.

Судья Т.В.АБАИМОВА